Кому в Украине выгодна «мексиканская» реформа янтарного рынка

В украинской янтарной Мекке — на Полесье — снова неспокойно. 17 июня в Ровенской области произошла вооруженная стычка между правоохранителями и нелегальными старателями. Эксперты говорят: надежд на мирное урегулирование проблемы мало.

После того, как украинский парламент минувшей зимой провалил принятие законов о старательской деятельности и добыче янтаря, Украина в развитии этой отрасли окончательно перешла к «мексиканскому варианту». В нашей версии мексиканский опыт общинной разработки янтарных копей опирается на подконтрольные правительству местные коммунальные предприятия (КП).

  • Украинский янтарь пользуется огромным спросом в Европе

Основу их капитала по добыче янтаря и других драгоценных камней должны формировать МинАПК и Гослесагенство, а контролировать разработку — Минэкоресурсов и горные инспекции. Все они подчиняются напрямую премьер-министру.

Обещанные более двух лет янтарные реформы застопорились. Вместо них лесничества и местные власти намерены заняться переделом добывающего сегмента янтарного рынка. Ранее, он считался эксклюзивной вотчиной правоохранительных органов. Ныне, вместо так и не оправдавших доверия силовиков, главную скрипку в регулировании добычи янтаря начинает играть другая сила — местные власти.

Пользуясь тем, что янтарные законопроекты провалились, власть хочет навести порядок в добыче драгоценных и поделочных камней самым простым способом: под лозунгом восстановления лесов, рекультивации земель, очистки рек и борьбы за экологию и чистое небо.

  • Украинцам откроют 104 валюты: чего от этого ждать

Одним из первых подобных КП, созданных для развития традиционной для Украины добычи топазов, опала, аметистов и янтаря, стало предприятие «Надра Житомирщины». Основным взносом области в это КП могут стать земли лесничества «ЖитомироблАгролес». В 2015 году оно решением тогдашней областной власти передало 95 га из своих 300 га «Межиреченскому ГМК» Дмитрия Фирташа для разработки месторождения редких металлов. Предшественником «Надр Житомирщины» на ниве создания коммунальных горнодобывающих компаний является созданное в соседней области в 2016 году «ВолыньПриродресусы», которое пришло на замену КП «Бурштын Волыни», которое так и не начало работать.

Ныне благополучно похороненный проект этого горнодобывающего предприятия когда-то опекал местный аграрный магнат Александр Свирида. А вот покровителей у новой коммунальной волынской горнодобывающей компании сразу два. Это глава облсовета Игорь Палица, представляющий менеджмент компаний Игоря Коломойского, и губернатор области Владимир Гунчик, который до прихода во власть работал в компании «Богдан Моторс» Петра Порошенко. Но так ли велики и рентабельны украинские запасы янтаря, чтобы заинтересовать политический истеблишмент?

Что в недрах?

Оперируя таким не связанным с добычей янтаря горнопромышленным активом, как бывшие земли Межиреиченского ГХК, Житомирская область сможет получить средства на изучение своих ископаемых запасов, и подготовится к вполне возможной волне «янтарной лихорадки».

  • Изъятие янтарной ренты: первый блин – комом

Она может перекинуться с Волыни и Ривненской области только в одном случае: если геологи получат от власти деньги на доразведку недавно выявленной Барашивской янтароносной площади. Пока что, в отличии от соседних областей, в Житомирской области не числится ни одного разведанного и готового к разработке месторождения янтароносных руд.

Исследовав несколько лет назад новую рудоносную площадь, геологи оценили ее перспективные ресурсы в 640 тыс. т, но на дальнейшую работу у них не хватило денег. И пока эта житомирская рудоносная структура не изучена, в области официально числятся лишь несколько проявлений руды. Они имеют общие ресурсы не более 12 тыс. тонн. Это не идет ни в какие сравнения с подтвержденными запасами Волыни на уровне более 250 тыс. тонн. В отличии от этих запасов, ни одно из житомирских проявлений янтароносной руды пока еще нельзя считать месторождением с четко определенным запасом добычи.

Десять лет назад, в 2005-2007 годы, статистики Минэкоресурсов и Госгеослужбы оценивали все запасы янтароносной руды нашей страны всего лишь до 100 тыс. тонн. Прикрываясь нехваткой денег, геологи рапортовали о том, что исследовано только 10-20% имеющихся у страны перспективных рудных запасов. То есть, за бортом оставалось более 80% янтаря, и сколько его на самом деле и где именно он сосредоточен, оставалось только гадать.

Увеличение запасов более чем в два раза разогрело ажиотаж. Для сравнения, сильно выработанные запасы Польши составляют свыше 700 тыс. т при глубине 60-130 м. Запасы РФ — около 160 тыс. т. Если не считать недосягаемых в прямом смысле заполярных запасов сибирского полуострова Таймыр, более 60% этих российских запасов содержат истощенное месторождение Палмикент и прииск Пионерский в Калининградской области. Первый имеет глубину от 10 м и более, что подходит для массовой шурфовой кустарной добычи. Второе месторождение имеет вполне приемлемую для весьма затратной промышленной карьерной добычи глубину — 60 м и более.

  • Украинцы могут не выжить без продуктовых субсидий

В Украине, которая все еще не может оплатить геологам окончательное изучение всех своих запасов янтаря, почти на всех существующих месторождениях Волыни глубина считается самой мелкой в мире. Она достигает всего 2-3 м, и до 5-8 м на севере области.

К такой малой глубине нужно добавить сравнительно высокий процент содержания самого дорогого ювелирного сырья на некоторых участках. Так что янтарная лихорадка на Волыни вполне понятна. Ведь загонять технику и начинать большую промышленную эксплуатацию в таких условиях не всегда выгодно, и прибыльней опираться на недорогой труд мелких старателей. Купить официальную лицензию, и запускать на эту площадь нелегальных старателей, выглядит вполне экономным подходом. Если бы не одно «но». Не менее 60% руды при кустарной выемке либо остается в недрах, либо полностью не перерабатывается.

Это значит, существует угроза быстрого истощения запасов. И из этой ситуации существует только два выхода. Первый — тратиться на промышленное освоение, делая янтарный бизнес менее рентабельным. Второй — оставить артели в покое, и кардинально менять условия работы всей отрасли. Вернуть янтарю отобранный в предыдущие годы статус драгоценного камня, провести реформу таможенной и пробирной службы, отрегулировать движение через границу экспортной продукции. Но будет очень тяжело прекратить вывоз дорогих камней по заниженным ценам, и спасти от разработки запасы с низким содержанием ювелирного сырья.

Мексиканский путь

Ставка на коммунальные предприятия и лесничества, которую ныне делает Украина в развитии добычи янтаря — далеко не уникальная стратегия. Местные общины и их коллективная собственность также играют главную роль в Мексике, Ливане, Мьянме и Эфиопии.

  • Луценко отчитался о расследовании дела «янтарной мафии»

Последняя не имеет запасов янтаря, но в 2015 году там нашли крупные залежи других драгоценных камней — опалов, в число крупных производителей которых Украина также входит. Пока непонятно, что именно толкает нашу страну на копирование горнопромышленного пути этих стран. Они придают большое внимание коммунальным предприятиям и старательско-артельному малому бизнесу, во-первых, потому что ищут стимул для развития туризма, во-вторых, для сдерживания местного сепаратизма в наиболее бедных районах.

Самой яркой иллюстрацией коммунальной реформы можно считать Мексику, которая еще в 1970-е годы взялась бороться с сепаратизмом в приграничном штате Чьяпас, расположенном на границе с Гватемалой. Для развития местных ювелирных промыслов и туризма, власти Мексики тогда восстановили старые муниципальные янтарные шахты, а местные общины получили право выдавать лицензии на горные работы.

Такая стратегия позволила Мексике к 2010-2012 годам восстановить самые древние в мире янтарные промыслы, история которых насчитывает несколько тысяч лет. Штат Чьяпас считается прародиной цивилизации майя, и основные статьи доходов этого самого густо заселенного индейцами региона Мексики — это фольк-туризм и народный промысел. После завершения янтарной реформы, туризм и ювелирная промышленность Чьяпас связались в единый экономический кластер. В его рамках, на 12-ти местных месторождениях янтаря ведут добычу не менее 200 частных шахт. Все они арендованы у местных общин артелями или малым семейным бизнесом, и ни одного крупного предприятия там нет. Еще около 50 шахт по добыче других видов самоцветного сырья работают в соседних приморских регионах Мексики.

Но, несмотря на то, что ставка на местные общины в самоцветной промышленности Мексики считается очень успешным примером, реформа все равно не смогла подорвать экономические основы сепаратизма, которые базируются на близости границы. Кроме этого, негативной стороной «мексиканской» модели считается слабый контроль над экспортом. Официально Мексика на нескольких сотнях шахт добывает по 1-2 тонны янтаря, в то время как львиная часть драгоценного сырья нелегально направляется на янтарные рынки Карибских островов, и янтарную биржу в Доминиканской Республике.

  • Украинцев готовят к очередному подорожанию еды

Именно последний нюанс позволяет называть ныне проводимые в Украине реформы копией «мексиканской модели — официально наши власти постоянно заявляют, что на экспорт ежегодно декларируется всего несколько сот килограмм янтаря. В то же время, на две трети загруженная импортным сырьем с Украины и Калининграда международная Гданьская янтарная биржа оперирует сотнями тонн в год, и уже десять лет удерживает оборот операций на сумму более $1 млрд.

Альтернативные модели

У «мексиканской» модели организации добычи янтаря есть и альтернативы. Одна из них, «унитарная» модель, господствует в РФ. В этой стране, за исключением небольшого числа кустарных промыслов на Сахалине, вся добыча янтаря монополизирована одним госпредприятием. Эксклюзивные права на его внешнеэкономическую деятельности с 2015 года отданы в руки частной компании, V Holding. С 2016 года экспорт необработанного янтаря из РФ запрещен.

Эта страна с тех пор не вывезла за рубеж ни одного килограмма янтаря, за исключением более 120 тонн давальческих поставок «обработанного» камня-полуфабриката. Он следует из РФ для «окончательной доработки» дочерним компаниями указанного частного холдинга в Китае.

Наряду с унитарно-монопольной формой рынка, еще одна противоположность «мексиканской» общинной модели добычи самоцветов и янтаря — это маклерский и протекционный путь. Первый взяла на вооружение Польша, которая при мизерной собственной добыче предпочитает не истощать свои глубокие и неэффективные запасы, а зарабатывать на обработке и перекупке янтаря из соседних стран.

  • Стало известно, сколько предприятий легально добывают янтарь в Украине

Другой пример протекционной модели демонстрирует Доминиканская Республика. Она строго запрещает добычу дешевого янтарного сырья ради развития добычи только самых дорогих видов янтарного ювелирного камня — доминиканского голубого люминесцентного янтаря, либо янтаря с биологическими включениями, которые именуются инклюзами.

Цена инклюзов на бирже в Санто-Доминго, столице Доминиканской Республики, колеблется в пределах $20-25/г в зависимости от размера и возраста, который для карибских камней ограничен интервалом в 15-40 млн лет. В Европе, где продается более молодой янтарь, камни-инклюзы весом 10-20 г стоят порядка $20/грамм, камни меньшего размера — около $4/г.

В отличии от Европы, демпинговые цены которой во многом формирует дешевый экспорт Украины, в ближневосточном Ливане, где ведется кустарная разработка самого старого в мире янтаря возрастом около более 80 млн лет, цены намного выше. В этой стране стоимость инклюзов иногда превышает $1 тыс./грамм в зависимости от хранящегося в камнях биоматериала, что намного превышает цену на многие другие самоцветы.

Не размениваются на мелочи

Опека многих государств самого дорогого, инклюзного сегмента рынка янтаря, исходит из тенденций мирового рынка. Ежегодно в мире добывается не менее 650 т янтаря, из которого на инклюзы приходится всего несколько тонн.

  • Как суды разводят украинцев и лишают имущества без их ведома

Причиной высокого спроса на этот вид янтаря считается развитие генной инженерии — в отличие от омертвевших ископаемых животных и растений, которые наука извлекает из осадочных пород, содержимое янтарных инклюзов подходит прикладной генетике.

Это отличное сырье для изучения развития древних вирусных штаммов, что интересно фармакологии, и уникальный ресурс для повышения эффективности методов изучения ДНК, чем занимаются генные инженеры. Благодаря янтарным инклюзам исследователи уже выявили свыше 3 тыс. новых видов членистоногих и 200 видов доисторических растений, и этот список постоянно пополняется.

Во многом из-за этого к примеру Доминиканской Республики с ее полным запретом на добычу недорогого янтаря давно следуют Япония и Новая Зеландия. В последней до начала ХХ века одной из главных статей экспорта была кустарно добытая местная разновидность молодого янтаря — затвердевшей смолы копала.

Она считается техническим камнем, но стоит намного дороже канифоли. Наряду с дорогими ювелирными камнями, вывоз этого дешевого новозеландского сырья для лакокрасочной промышленности превышал сотни тысяч тонн в год. В минувшем веке истощение запасов дешевой ископаемой смолы привело к тому, что добыча более дорогих сортов янтаря стала стремительно дорожать и сокращаться.

  • В Житомирской области задержали копателей янтаря

Чтобы исправить ситуацию, эта страна запретила кустарный промысел и переориентировала промышленность на поиски только дорогих камней-инклюзов. По такому же пути пошла Япония, которая также жестко ограничивает кустарный промысел. Она стремится извлекать из своего единственного крупного промышленного месторождения на острове Хоккайдо только самые дорогие, и востребованные на мировом рынке сорта янтарного сырья.

По проторенной дорожке

По экспертным оценкам, Украина уже много лет экспортирует по несколько сот тонн янтаря в год, хотя имеет официальную добычу на уровне 2-3 тонны в год.

Официальная добыча РФ в минувшие два года превышала 300 тонн, а экспорт янтаря-сырца вообще отсутствовал. Страны, которые ориентированы на добычу только дорогого янтаря, умышленно сдерживают его добычу и концентрируют в самом дорогом сегменте разработки залежей с камнями-инклюзами.

В число сторонников добычи дорогих сортов янтаря входят не только вышеперечисленные выше Польша, Япония, Новая Зеландия и Доминиканская Республика с объемами в несколько тонн в год. Такие же объемы янтаря имеют США и Канада, которые также не ориентируются на массовую разработку своих янтарных залежей.

  • Банкиры: как инициативы Нацбанка скажутся на курсе доллара

Например, канадские компании еще несколько лет назад выявили гигантское месторождения янтаря на востоке страны, но не спешат начинать его освоение. Как пишет местная пресса, канадские инвесторы готовы ждать с большой добычей до тех пор, пока экспериментальная разработка не покажет рудные горизонты с наиболее дорогими камнями.

Почти все эти страны имеют одно отличие от Украины — они не испытывают никаких инвестиционных проблем в развитии своих внутренних рынков добычи других драгоценных камней. В нашей же стране частным владельцам месторождений руды с включением самоцветов удалось добиться промышленной разработки всего нескольких месторождений. Из них, параллельно с попутной добычей стройматериалов и различных видов глины, извлекаются опалы в Закарпатской и Винницкой областях.

Добыче кварца сопутствует добыча топазов в Житомирской области и полудрагоценного апофиллита в Черкасской области. Дефицит эффективного отраслевого государственного управления в этой сфере приводит к низкому притоку в страну квалифицированных международных инвесторов, которые способны выдержать дорогую доразведку месторождений драгоценных камней, чтобы затем начать их полноценную, а не попутную разработку.

С учетом этих обстоятельств, «мексиканская» модель реформирования украинского рынка добычи янтаря выглядит полезной. Удачные проекты местных властей, например, смогут повысить инвестиционную привлекательность драгоценной горнодобычи и нарастить приток капитала в параллельно развивающиеся отрасли.

  • Украинские депутаты блокируют легализацию рынка янтаря

Однако, весь этот позитив с лихвой перекрывается издержками от «экспортной вольницы на рынке янтаря. Низкий уровень таможенного регулирования ценовых нарушений при экспорте «солнечного камня» в итоге, негативно сказывается на развитии добычи других драгоценных камней. Это отпугнет любого инвестора кроме тех, кто ориентирован на быстрый захват месторождений с целью их перепродажи, а не развития.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*